Одним из важнейших инструментов, обеспечивающих принятие верных управленческих решений, является причинно-следственный анализ. Без определения реальных причин любой проблемы попытка справиться с нею будет походить на протаптывание тропинки в минных полях без щупа и миноискателя —  собственными ногами. Очевидно, что цена такого метода слишком высока. Избежать неоправданных потерь поможет изучение базовых принципов выявления причинно-следственных связей.

Практика показывает, что даже эксперты зачастую грешат непониманием законов, позволяющих не ошибаться при выявлении причинно-следственных связей (далее по тексту — ПСС). Множество примеров тому мы можем наблюдать в потоке информационной неразберихи, вызванном эпидемией коронавируса. Так, во многих случаях при сборе статистики смертности от этого заболевания в число его жертв включают всех, у кого тест дал положительный результат. Очевидно, что это грубая ошибка. Если следовать такой логике, получится, что от герпеса ежедневно умирают сотни тысяч — ведь вирус герпеса есть в крови почти у всех.

Отчего же ошибки в выявлении ПСС столь часты, и при ближайшем рассмотрении — зачастую попросту комичны?

Да все от того же, к чему мы периодически возвращаемся в наших статьях — от привычки к «бытовому мышлению». На протяжении тысячелетий исторического развития, в ходе которого формировалась также и культура мышления, люди в повседневной жизни имели дело с очевидными связями событий: если барана задрал волк — то это и есть причина гибели барана.

В повседневной жизни простое наблюдение достаточно часто дает более-менее точные результаты — и этим люди всегда вполне удовлетворялись. Конечно, ошибки совершались постоянно — падеж скота списывался на козни ведьм из соседнего села, а громы и молнии трактовались как гнев божества. Но все эти ошибки, во-первых, не особо сказывались на жизни основной массы людей (за исключением отправленных на костры ведьм). А во-вторых — ошибочные суждения невозможно было соотнести с реальностью и таким образом выявить заблуждение, поэтому не возникало потребности в пересмотре способов мышления.

Отношение к выявлению ПСС изменилось только с приходом научной эры, когда возникла потребность в трактовке результатов экспериментов и систематизации наблюдений.

При этом массовая культура мышления оставалась в стороне от этого процесса, и особого влияния на нее он не оказал. В итоге мы наблюдаем, как люди десятилетиями наступают на одни и те же грабли, рассматривая в качестве причины удара черенком по носу все что угодно, но только не собственную неосторожность.

Таким образом, мы можем использовать два принципиально отличных способа получения знаний о ПСС: восприятие и умозаключения.

Восприятие (каузальный опыт — от латинского слова «causa», т. е. причина).

Наблюдая, как горящая спичка поджигает бумагу, как падающий на пол разводной ключ раскалывает кафель, один бильярдный шар ударяет другой и приводит его в движение — мы получаем непосредственные впечатления о причинной зависимости на основе входящей сенсорной информации.

Умозаключения (опосредованные выводы о причинности с помощью дедуктивного метода и на основе некаузальной информации).

Причины таких событий, как изменение самочувствия, войны и другие социальные процессы, выход из строя той или иной техники (за исключением очевидного внешнего разрушающего воздействия) и многих других — невозможно воспринять непосредственным образом. Их приходится извлекать, используя логику, из массы фактов и косвенных свидетельств. Идентификация причинно-следственной зависимости в конкретных случаях возможна лишь на основе рассуждения, причем не произвольного, а только логически правильного.

А в чем именно связь?

Прежде всего, следует определиться, что мы имеем в виду, когда говорим о причинно-следственной связи.

Собственно, многие ошибки в деле ее выявления начинаются с непонимания, что есть «причина» и что «следствие» в точном значении каждого из этих слов.

Например, можем ли мы сказать, что причиной того, что механик Петренко упорно не желает пользоваться динамометрическим ключом, является отсутствие опыта работы с этим инструментом? На первый взгляд, все логично. Но только на первый… К этому примеру вернемся позднее, сначала же дадим определение «причины» и «следствия».

Понятия «причина» и «следствие»

Под причиной подразумевают явление, всякий раз вызывающее к жизни другое явление.

Это значит, что если некоторое явление только иногда вызывает определенное следствие, то такое явление является не «причиной» в строгом смысле, а условием — необходимым (одной из составляющих комплексной причины), сопутствующим или вообще случайным. Так, отсутствие опыта использования определенного инструмента не может быть причиной того, что вышеупомянутый механик Петренко отказывается применять его в работе. Ведь никто и никогда не имел опыта работы с каким-либо инструментом, пока не начал им пользоваться. Следовательно, причина в чем-то другом.

Причина всегда предшествует во времени следствию, она порождает и обусловливает его.

С фактом, что причина не может иметь место после следствия, на первый взгляд, все ясно — ведь нельзя повлиять на прошлое. Хотя и в этом вопросе многие умудряются пойти против законов физики. Так, нередко утверждается, что причиной поступков человека является еще не произошедшее событие, которое он хотел предотвратить.

Например, некий садовод обнес свой участок колючей проволокой и пропустил по ней электрический ток, от которого погибла соседская корова. В свое оправдание садовод указал, что именно предвиденный им случай покушения коровы на его яблоки и стал причиной таких мер предосторожности. И виноват во всем, соответственно, не он, а сосед-животновод.

На самом же деле причиной послужило представление садовода о том, что кто-то покусится на плоды его трудов, сформированное прошедшим опытом — то есть причина все равно находится в прошлом по отношению к следствию.

Когда мы утверждаем, что причина порождает следствие, это значит, что имеет место парная генетическая связь явлений, одно из которых порождает другое. Если явление В может наступить как в связи с явлением А, так и в его отсутствие, это означает, что А не является причиной В.

Значительную путаницу в определение понятия «причина» вносит наша склонность к обобщению. Так, многие усматривают нарушение законов логики в следующих постулатах:

  • Причиной следует называть такое явление, которое предшествует другому во времени и связано с ним внутренней материальной связью, механизм которой характеризуется таким свойством, как неизбежность.
  • Наличие первого явления всегда приводит к возникновению второго, а устранение первого ведет к устранению второго.
  • Характерной чертой причинно-следственных связей является то, что они обладают определенностью и однозначностью, то есть в одних и тех же условиях одни и те же причины вызывают одни и те же следствия.

Если рассмотреть утверждение «Неисправность тормозной системы ведет к ДПТ», мы обнаружим, что оно не вполне соотносится с приведенными постулатами. Так, неисправность тормозов, если повезет, может и не привести к аварии. С другой стороны, причиной аварии может стать масса других факторов — от поломки рулевой рейки до негодности ушастой прокладки (в большинстве автомобилей располагается между рулем и передним сидением — ред.).

Все дело в том, что причинно-следственный анализ не работает с общими правилами, зависимостями и законами. Он применяется по отношению к конкретной ситуации, конкретному событию. Речь не идет о классах похожих явлений, а только о конкретных явлениях, то есть событиях, уникальных по месту и времени. Все остальное — общие закономерности и случайные факторы — это условия, в которых реализовалась конкретная причинно-следственная связь. Так, отсутствие у механика Петренко опыта работы с динамометрическим ключом — это обязательное исходное условие, но не причина его неспособности работать с этим инструментом.

Таким образом, сама по себе причинно-следственная связь имеет ряд характеристик:

  • Причинно-следственная связь носит объективный характер.
  • Причинно-следственная зависимость представляет собой определенную внутреннюю связь между различными явлениями, при которой за одним из них всегда и обязательно следует другое, им предопределенное.
  • В некоторых (но не во всех) случаях изменение интенсивности (силы действия) причины соответствующим образом меняет и интенсивность проявления следствия.

В идеале, понимания изложенных определений и принципов уже должно быть достаточно для того, чтобы всегда безошибочно выявлять ПСС. Однако в жизни все не так просто, когда дело доходит до разбора реальных случаев. Прежде всего потому, что для выявления ППС сначала необходимо из общего ряда других явлений выделить совокупность явлений, имеющую к ней отношение. Проблема зачастую заключается именно в том, что основная причина явления часто входит в совокупность других причин, породивших данное событие и наложивших на него свой отпечаток.

Пытаясь выявить ПСС, необходимо обратить внимание на обстоятельства, которые предшествовали возникновению того следствия, причина которого нас интересует. Из их числа мы пытаемся выделить определяющие, способные быть причиной данного явления.

Ведь само по себе установление ряда фактов, способных стать причиной последующих событий, еще не устраняет трудностей, связанных с определением непосредственной его причины.

Эти трудности связаны с тем, что:

а) одно и то же следствие может быть вызвано несколькими однотипными причинами, которые могут действовать либо совокупно, либо порознь;

б) совокупно действующие причины могут либо усиливать одна другую, либо ослаблять, либо же нейтрализовать друг друга;

в) причина начинает действовать только при определенных условиях;

г) некоторые факты могут быть нам неизвестны;

д) следствие может оказывать влияние, способствующее сокрытию истинной причины.

Все эти нюансы в сочетании с пестротой оттенков реальных событий и разнообразием случайных либо закономерных факторов создают условия, способствующие совершению типичных ошибок выявления ПСС.

Типичные ошибки выявления ПСС

Прежде чем перейти к законам, позволяющим правильно оценивать причинно-следственные зависимости, следует рассмотреть типичные ошибки, возникающие в процессе выявления ПСС.

Обобщение без достаточного основания

Ошибка является следствием обобщения по случайным, нетипичным, индивидуальным признакам при неоднородности исследуемых явлений. Легко можно увидеть причину изучаемого явления в том обстоятельстве, которое на деле причиной не является, и сделать поспешное обобщение без достаточного основания.

Поэтому следует помнить, что случайные или индивидуальные признаки, не связанные органически со своими носителями, могут отсутствовать у ряда других предметов или явлений данного класса.

Например, механик Петренко может периодически злоупотреблять алкоголем, однако — даже если он далеко не одинок в своем пристрастии к спиртному и другие жертвы зеленого змия также не дружат с точным инструментом, из этого не следует, что причина именно в этом. Механики-трезвенники могут иметь аналогичные проблемы с освоением нового оборудования. С другой стороны, неделями не просыхающий пилот местных авиалиний может легко осваивать новую технику — даже высокое содержание алкоголя в крови не убивает в нем навык обучаемости, заложенный еще в летном училище.

 

Подмена причинной связи внешним порядком

Данная ошибка заключается в том, что последовательность явлений во временном плане, особенно повторяющаяся с завидным постоянством, определяется как причинно-следственная зависимость. Однако не всякое предшествующее обстоятельство есть причина последующего. С другой стороны, длительные задержки между причиной и следствием тоже способны помешать достоверному установлению причинно-следственных связей. Некоторые следствия наступают быстро (удар по бильярдному шару заставляет его двигаться), а некоторые процессы требуют длительности.

Важно не ограничиваться только наблюдением внешнего порядка. Необходимо определить глубинную причинную связь явлений.

При этом возможно нахождение такой причины, которая не вошла в поверхностно очерченный круг предшествующих событий, первоначально претендовавших на связь с исследуемым явлением (следствием).

Подмена условного безусловным

Любой процесс протекает в определенных условиях, где имеется и непосредственная причина интересующего явления. Игнорирование особого характера этого комплекса условий в ходе выяснения ПСС может привести к подмене условного безусловным. В этом случае упускается из виду зависимость того или иного явления от конкретных условий и относительное принимается за безусловное, то есть за действительное для любого времени, любой ситуации, любого места действия.

Например, мы можем считать, что причиной нашей неудачи на деловых переговорах стало опоздание на них из-за того, что таксист выбрал неверный маршрут. А на самом деле, какое-то из наших предложений по условиям сотрудничества принципиально не приемлемо для потенциального партнера, однако он не счел нужным раскрывать нам свои мотивы. И пытаясь найти причину, мы просто «схватили, что под руку попадется» — виноват таксист, из-за которого мы опоздали на встречу и этим спровоцировали раздражение другой стороны.

Перестановка причины и следствия местами

Эта ошибка характерна для ситуаций, когда причина и следствие в течение длительного времени сосуществуют параллельно, и мы не имеем возможности определить, какое из очевидно взаимосвязанных явлений предшествовало появлению другого.

В таких ситуациях наблюдается парадоксальный психологический эффект — намного чаще именно следствие нами рассматривается как причина.

Причем, у нас не возникает никаких сомнений насчет того, какое из явлений является причиной, а какое следствием (само наличие такой убежденности, не подкрепленной логичными доводами, обычно служит верным признаком того, что ошибка перестановки ПСС имеет место).

На перестановке ПСС базируется такая распространенная управленческая ошибка, как борьба со следствиями. Когда мы наблюдаем некое явление, которое нас не устраивает — у нас возникает желание с ним бороться. А бороться, как известно, надо с причинами. Следовательно, то, с чем нам хочется бороться, мы автоматически, зачисляем в разряд причин, а реальную причину, соответственно, начинаем считать следствием.

Классический пример — связь бедности с глупостью: «Мы бедны, потому что глупы, или глупы, потому что бедны?» Люди боятся бедности и хотят с нею бороться, а раз так — бедность и объявляется причиной. При этом как-то забывается, что богатство когда-то должно было появиться из бедности, единственным способом борьбы с которой (в отсутствие стороннего благодетеля) является преодоление глупости.

С точки зрения психологии данный эффект объясняется следующим образом. Очень часто мы рассматриваем пары явлений, одно из которых является «внешним», то есть находящимся вне сферы нашего контроля, а второе «внутренним», то есть таким, которое связано с нами.

Когда есть два явления, одно из которых нас сильно беспокоит, представляется угрожающим или даже непреодолимым, находящимся вне сферы нашего контроля, а второе — в сфере нашего контроля, наше мнение предопределяется нашим отношением к самим себе.

Признать причину во внешнем условии легко — это не требует от нас самокритичности. «Это не мы такие — жизнь такая» — говаривал персонаж известной криминальной драмы. Нет, уважаемый,  это жизнь такая, потому что мы такие.

Нет смысла спорить с тем, что условия предопределяют поведение. Если человек родился рабом на плантации — у него мало шансов стать академиком. Однако там, где детерминизм настолько непреодолимый, с практической точки зрения нет и смысла искать причинно-следственные связи. А вот в тех случаях, когда одно из двух явлений может быть преодолено путем приложения усилий с нашей стороны — имеет смысл рассматривать именно его в качестве причины, по крайней мере, до тех пор, пока не будет доказано обратное.

Еще одним примером может служить расхожее заявление продавцов — «продаж нет, потому что у людей нет денег». Понятно, что у людей — далеко не безлимит, плюс еще и кризис не добавил платежеспособности. Но ведь причина низких продаж в конкретных объективных условиях в том, что продавец либо не может найти или привлечь людей, у которых деньги пока еще есть, либо не умеет с ними работать, когда они случайно приходят.

Подмена причины сопутствующим следствием

Данная ошибка имеет много общего с перестановкой ПСС и по сути является ее усложненной версией. Обычно тоже допускается в ситуации, когда два явления существуют параллельно, и мы не можем точно выяснить, какое из них предшествовало другому. Однако ситуация осложняется еще и наличием факторов, либо скрытых от непосредственного наблюдения, либо игнорируемых или характеризуемых как «не имеющие отношения к делу».

Вследствие этого возникают случаи, когда причина явления кажется очевидной, хотя на самом деле за «причинность» принимается объективно существующая связь иного рода.

По данному поводу можно привести множество простых примеров. Так, древние люди считали молнию причиной грома. Хотя на самом деле молния — визуальное следствие атмосферного электрического разряда, а гром — акустическое. Гром и молния возникают одновременно, а хронологическая дистанция в нашем их восприятии обусловлена разницей в скоростях света и звука. То есть гром и молния по отношению одно к другому это сопутствующие следствия.

Если кажется, что подобные ошибки можно допустить только в области изучения сложных физических явлений, то это далеко не так. В социальном взаимодействии всегда надо предполагать наличие непознанных закономерностей и подводных камней, обратных зависимостей и параллельных следствий.

Например, наблюдая со стороны конфликт механика А с мастером В мы можем наблюдать, как мастер В систематически штрафует или иным образом «ущемляет» механика А.

Тот жалуется начальству и коллегам на необоснованные придирки мастера, косвенными способами стремится нанести ему ущерб и в целом демонстрирует вполне понятную в данной ситуации неприязнь. Логично предположить, что притеснения со стороны мастера В и являются причиной резко негативного отношения к нему механика А. Однако все может оказаться сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Копнув ситуацию поглубже, можно выяснить, к примеру, что у механика А есть родственник С, претендующий на место мастера В, о чем последнему хорошо известно. Более того — механик А намеренно намекает мастеру на то, что тот «не на своем месте» — чтобы «вызвать огонь на себя» и потом представить мастера в худшем свете, как тирана и самодура. Ненависть же А к мастеру обусловлена тем, что родственник С, имея психологическую власть над механиком А, постоянно требует от него ускорить процесс выживания мастера В с работы.

Таким образом, предвзятое отношение мастера В к механику А является реакцией на объявление последним его увольнения в качестве своей цели, и отношение механика А к мастеру В является негативным независимо от поведения последнего.

Ошибка подмены причины сопутствующим следствием стала результатом сужения рассматриваемой ситуации до связи двух явлений при игнорировании других аспектов проблемы. Если же расширить поле зрения, то можно увидеть, что первопричина конфликта — способ, которым родственник С решил реализовать свои амбиции, непосредственная причина неприязни мастера А к механику В — провокация со стороны последнего, а видимые проявления конфликта А и В — сопутствующие следствия конфликта, оба из которых не являются его причиной.

Случайная или опосредованная корреляция

Несмотря на то, что сильная взаимосвязь может показаться убедительной и инициировать ряд успешных прогнозов, на самом деле корреляция (соотношение, взаимосвязь) не обязательно означает причинную зависимость.

Выявив корреляцию между двумя переменными, нужно проверить, способен ли подобный неизмеренный фактор (общая причина) объяснить эту взаимосвязь.

К примеру, мы видим соотношение в ситуации, когда любители сериалов чаще опаздывают на работу. Однако это не значит, что следует перестать принимать на работу всех, кто смотрит сериалы. Опаздывают на работу те, кто привык поздно ложиться спать, и эти же люди коротают свои долгие вечера за просмотром сериалов, при этом прямой связи между явлениями нет.

Устойчивые корреляции могут иметь место даже когда две переменные вообще никак не связаны между собой. Обычно такие корреляции наблюдаются в случае исследования только одного варианта результата.

Например, мы установили, что в 75% случаев обрыва тормозной магистрали с последующим отказом тормозов использовалась тормозная жидкость производителя Х. Из этого можно сделать вывод, что данная жидкость разъедает тормозные шланги.

Однако если мы исследуем автомобили аналогичного возраста со своевременно выполненными регламентными работами по замене шлангов, то увидим, что в 35% случаев в них также залита жидкость от того же производителя.

Причиной в этом случае может быть доступная цена жидкости Х, которая обусловливает широкое использование, причем зачастую — автовладельцами с ограниченным бюджетом. Кроме того, часть из этих водителей экономит и на регламентных заменах компонентов тормозной системы. То есть очевидно, что причина поломок в этих случаях заключается именно в том, что тормозные шланги не были заменены вовремя и прохудились от старости, а не в том, что была выбрана дешевая жидкость Х.

В бизнесе подобная ошибка весьма распространена. Вспомните, как часто успешных предпринимателей спрашивают, за счет чего они добились успеха, а потом кто-то старается этот успех воспроизвести, выполняя в точности те же действия. Но проблема здесь в том, что многие просто не умеют определять существенные факторы, недооценивают роль случайностей и переоценивают свои способности. В результате мы не только путаем те факторы, что сопутствуют желаемому эффекту по чистой случайности, с теми, которые действительно его обеспечивают, но и видим иллюзорные корреляции там, где их нет. По этой причине следовать «бесценным советам победителей» зачастую бесполезно — можно сделать в точности то же самое, затратив на это массу средств и усилий, но не преуспеть.

Ошибка отбора репрезентативных данных

Вариацией на тему ошибочных корреляций является выбор данных, которые могут не быть репрезентативными с точки зрения исходного распределения.

Как и в случае с нынешней эпидемией коронавируса — нам показывают статистику смертей от заболевания, предоставляя данные о количестве людей с положительным тестом. Однако дело в том, что тестирование не «поголовное» — тесты делают в основном тем, кто так или иначе «попал под подозрение».

Если же провести повальное тестирование, к примеру, по территориальному признаку — скорее всего, окажется, что носителей вируса на территории на порядок больше. А узнать, сколько из этих людей имели контакт с носителями, но оказались невосприимчивы (а таких, судя по косвенным признакам — порядка 60%), вообще не представляется возможным без массовых лабораторных экспериментов, недопустимых по этическим соображениям.

Ниже приведены данные Госстата Украины по общей смертности. Как видим, страшная глобальная пандемия в общем зачете не привела к особым изменениям. Смертность даже снизилась — возможно, вследствие меньшей активности населения в период карантина (уменьшение числа ДТП и несчастных случаев, отравления в заведениях общественного питания т. п.).

Месяц 

2019 год

2018 год

% от 2019

Февраль

47891

47128

98%

Март

49177

48326

98%

Апрель

47879

46313

97%

Очень похожая картина наблюдается и в регионах, которые считаются наиболее пострадавшими от эпидемии — в том числе и в итальянском Бергамо. Что же касается высокого уровня смертности среди людей, поступивших в медицинские учреждения — а он в Бергамо был на порядок (!) выше, чем за перевалом, в соседней Австрии, то специалисты объясняют это коллапсом итальянской медицины.

Проще говоря, пожилые люди с положительным тестом на коронавирус умирали в больницах от того, что некому было им дать таблетку от давления.

Поэтому, если четко отследить ПСС, можно прийти к выводу, что причина их смерти — не вирус, а 300 коек на 100 000 человек населения (и соответствующее количество медицинского персонала).

Предвзятость подтверждения

Некоторые из когнитивных искажений, вынуждающих нас усматривать связь там, где ее нет, сходны с ошибкой отбора, но в их основе лежит личная предвзятость исследователя. Так, предвзятость подтверждения заставляет искать доказательства в пользу определенного убеждения. При этом игнорируется весь набор данных, не поддерживающих начальную гипотезу, хотя правильным действием является как раз поиск свидетельств, которые, возможно, заставят ее пересмотреть.

Предвзятость подтверждения может выражаться даже в неприятии свидетельств, противоречащих первоначальной гипотезе — ее приверженец готов скорее предположить, что источник сведений ненадежен или что исследование основывалось на ошибочных экспериментальных методах, но только не принимать доказательства.

Помимо предвзятости с точки зрения доказательств, распространена также ошибка интерпретации аргументов. Поскольку многие параметры субъективны, анализ может привести к отклонениям в оценке данных индикаторов, а затем и к выводу о наличии несуществующих корреляций.

Есть и специфическая форма предвзятости подтверждения — иллюзорная корреляция. Она означает поиск соотношения там, где его нет.

Взаимосвязь пристрастия к соленой пище и повышенного артериального давления считалась «общим местом» десятки лет. А потом было проведено контролируемое исследование, в котором в течение 8 лет наблюдали за группой из более чем 250 тысяч человек. Оказалось, что повышенное давление никак не связано с двукратным превышением рекомендованной дозы соли (10 и более граммов в сутки вместо 5 граммов). Более того — в целом, любители соленого реже страдали гипертонией, были здоровее и жили дольше, а вот сторонники безсолевых диет как раз страдали повышенным давлением и оказались чаще подвержены инфарктам и инсультам.

Кстати, с сахаром и диабетом — похожая ситуация. Заболевание вызывается не употреблением большого количества углеводов как таковых, а эндокринными нарушениями, которые могут в определенных случаях сопровождаться патологической тягой к сладкому. Кроме этого, также стрессом, который провоцирует как эндокринные патологии, так и пристрастие к конфетам как «антидепрессанту».

В практическом аспекте применения причинно-следственного анализа важно правильно определить глубину его проведения. Ведь каждая причина является и следствием некоего явления или события, которое в свою очередь имеет свою причину, и так до бесконечности.

Для управленца важно выявить «условную» первопричину — первое событие или явление в ряду причинно-следственных связей, которое он может учитывать в процессе принятия решений или оказать на него воздействие.

Например, рассматривая «жадность» клиентов как условную первопричину конфликтов клиентов с мастерами-приемщиками по поводу стоимости обслуживания, мы совершим ошибку. Точнее — одну из двух ошибок. Так, причина может заключаться в отсутствии такого обязательного условия успешной коммуникации, как компетентность мастеров-приемщиков — если мы упустим это условие, то обязательно будем «сваливать с больной головы на здоровую». Ну а проявления прижимистости клиента в сфере услуг вынужденного спроса вполне ожидаемы.

Однако, если приемщики достаточно компетентны, то причина более глубокого уровня может крыться другом. Например, при разработке рекламной кампании были выбраны такие инструменты таргетинга, которые действительно нацелили ее на самых жадных автовладельцев. Поэтому «первопричину» надо искать в области маркетинговых установок, использованных при формировании задания на проведение информационной кампании.

Логические методы причинно-следственного анализа

Основные методы выявления ПСС опираются на пять законов, известных как каноны Бэкона — Милля. Принципы-законы Бэкона — Милля основаны на соединении так называемой неполной индукции с элементами дедуктивного рассуждения и свойствами причинно-следственной зависимости между последовательно наблюдаемыми явлениями:

а) каждое явление имеет свою причину, и поэтому ее поиски всегда оправданы;

б) причиной может служить лишь одно из явлений, предшествующих исследуемому;

в) после явления, которое является реальной причиной, всегда наступает его следствие;

г) в отсутствие причины следствие не может иметь места или проявления;

д) изменения в причине всегда влекут за собой изменения в следствии.

Дедукция — логический переход от истинных причин к истинному заключению (от общего достоверного знания к такому же, но частному).
Индукция (наоборот — от частного к общему) — логический переход от истинных причин к вероятному заключению  (не с полной достоверностью, а с определенной степенью вероятности ее достижения, что не исключает и ложных выводов).

Приведем развернутую формулировку канонов Бэкона — Милля и проиллюстрируем их примерами.

1. Принцип единственного сходства

Если обстоятельство а постоянно предшествует наступлению исследуемого явления А, в то время как иные обстоятельства изменяются, то это обстоятельство и есть причина явления А (табл. 1).

Рассматриваются различные случаи, когда наблюдается явление А, и во всех случаях ему предшествуют группы обстоятельств, а общим во всех этих группах является только обстоятельство а. Отсюда делается вывод, что обстоятельство а как раз и является причиной (в указанном выше смысле) явления А.

На этом принципе основан Метод сходства. Обращение к нему актуально, когда управленец хочет установить причину явлений, которые возникают в самых разных обстоятельствах, но при этом всегда присутствует один и тот же фактор.

Суть метода сходства можно определить так: если исследуемое явление возникает в различных обстоятельствах, но при наличии единственного общего фактора, то этот фактор и есть причина данного явления.

Следует изучить разнообразные условия возникновения одного и того же явления и вычленить из них общий фактор, который в числе других приводит к этому явлению. Тогда с определенной долей вероятности можно утверждать, что этот фактор и есть причина.

Применяя метод сходства, нужно помнить о том, что его может оказаться недостаточно, если обстоятельства, в которых проявляется одно и то же следствие, слабо отличаются одно от другого. Ведь иногда причиной одинаковых следствий может быть не один то фактор, а целый комплекс обстоятельств, несколько меняющихся от случая к случаю в своих элементах. Это затрудняет выяснение причин интересующего нас явления и предполагает дополнительные исследования и это, прежде всего, — обращение к методу единственного различия.

2. Принцип единственного различия

Если исследуемое явление А наступает при наличии обстоятельства а в числе других и не наступает в его отсутствие при всех других неизменных, то обстоятельство а как раз и представляет собой причину явления А (табл. 2).

Основанный на данном каноне Метод единственного различия заключается в сопоставлении случая, когда интересующее событие наступает, со случаями, когда оно не наступает. Во всех рассматриваемых случаях должна обязательно присутствовать совокупность одних и тех же факторов, за исключением одного, который присутствует только лишь в одном случае (ситуация № 1).

Сущность метода можно определить так: если в одних и тех же обстоятельствах наличие какого-то фактора порождает, а его отсутствие устраняет исследуемое явление (следствие), то этот фактор и есть причина данного явления.

Данный метод активно используется, например, при изучении эффективности организации различных форм труда. При этом главное внимание управленец должен обратить не на то, что повторяется в этих формах, а на выяснение различий между ними и получаемыми в итоге дополнительными позитивными или негативными результатами (следствиями).

В отличие от метода сходства, метод различия дает более достоверный вывод. Однако не следует сбрасывать со счетов то обстоятельство, что применение метода единственного различия зачастую требует организации контролируемого эксперимента, поскольку совершенно одинаковые, но с одним единственным различием условия редко встречаются — их надо создать, организовать искусственно. Данный метод хорош для верификации результатов применения метода сходства.

3. Объединенный принцип сходства и различия

Если два и большее число случаев, когда наступает явление A, сходны только в одном обстоятельстве а, в то время как два или больше случаев, когда явления A нет, различаются только тем, что обстоятельство а отсутствует, то обстоятельство а и есть причина наблюдаемого явления А (табл. 3).

Основанный на третьем каноне метод, именуемый Объединенный метод сходства и различия, позволяет соединить достоинства двух предыдущих методов (метод сходства и метод различия), что позволяет получить более точное знание о причине исследуемого им явления.

Соединенный метод сходства и различия формулируется так: если в одном ряде случаев следствие наступает в различных обстоятельствах, но при наличии одного общего фактора, а в другом ряде случаев то же самое следствие не возникает в сходных обстоятельствах, но при отсутствии того же фактора, то он и есть причина изучаемого следствия.

Используя этот метод, исследователь подбирает ряд случаев, когда интересующий его феномен возникает, и ряд случаев, когда этот феномен не возникает. Если установлено, что случаи второго ряда едины в том, что в них отсутствует фактор, общий для всех случаев первого ряда, то этот фактор и определяется как причина появления исследуемого феномена.

 4. Принцип сопутствующих изменений

Если в предшествующих явлению А обстоятельствах а, б, с изменение одного из обстоятельств с индексом i = 1, …, n (при неизменности всех остальных) вызывает затем изменение в явлении А, то изменение этого обстоятельства и является причиной изменения явления A (таб. 4).

Соответственно, на данном принципе основан Метод сопутствующих изменений, которым предполагается выявление причины определенного явления путем сравнения случаев, в каждом из которых это явление возникает, но имеет определенную модификацию. Сравниваются случаи, которые имеют одинаковые сходные условия, за исключением одного фактора, меняющегося в определенной своей части от случая к случаю.

Применение данного метода опирается на следующую закономерность: любое явление, изменяющееся в определенной мере в случае изменения предшествующего ему события, есть либо его следствие, либо состоит с ним в причинной связи.

Например, в соответствии с указанным принципом степень нагрева отрезка металлического прута влияет на длину его нагретой части: чем больше нагрев, тем больше длина, и наоборот.

5. Принцип остатков

Когда рассматриваемая сложная причина {а; b; с; d} приводит к сложному результату {А; B; С; D} и известно, что часть {а; b; с} данной причины вызывает некоторую часть {А; B; С} этого результата, это означает, что остающаяся часть d причины производит остальную часть D сложного результата.

При изучении некоторых явлений выясняется, что они порождены определенной совокупностью обстоятельств. И что частью обстоятельств, входящих в данную совокупность, действительно порождены некоторые основные слагаемые изучаемого явления. Именно в этом случае и пригодится основанный на пятом принципе Метод остатков, в соответствии с которым принимается предположение, что остальные слагаемые данного явления порождены оставшимися неисследованными обстоятельствами, входящими в отмеченную совокупность потенциальных причин.

Суть метода остатков может быть определена так: если из сложного явления, порожденного рядом факторов, исключить слагаемые, уже исследованные и зависящие от части уже изученных обстоятельств, то..

Уточним следующие два условия соблюдения данного принципа:

1) необходимо знать весь комплекс причин {а; b; с; d}  и быть уверенным, что именно его следствием является сложный результат {А; B; С; D};

2) эффект от причин {а; b; с; d}  должен быть аддитивным, т. е. сумма следствий этих причин, действующих порознь, должна быть такой же, как и следствие данной сложной причины, что выражается в появлении итогового результата {А; B; С; D}.

Гипотеза как первый шаг к разгадке

Первым шагом на пути объяснения причины явления, как правило, становится гипотеза — обоснованное в определенной мере и нуждающееся в более серьезном доказательстве предположение о причине события.

По своей логической природе гипотеза представляет собой умозаключение, в котором неизвестны одна или несколько причин.

Выдвигая гипотезу, пользуются умозаключениями по аналогии, индуктивным, дедуктивным методами, соединяющимися в целенаправленный мыслительный процесс. Чаще всего при выяснении причин возникновения исследуемых фактов первоначально прибегают к аналогии или индуктивным обобщениям, а затем уже обращаются к дедукции. Но иногда первоначальные предположения выдвигаются и дедуктивным методом.

При выдвижении гипотезы рассуждение направлено от известного явления к неизвестной причине. Заключенные в предположении суждения имеют проблемный характер, и потому являются не точным, а вероятностным знанием, достоверность которого должна быть дополнительно подтверждена.

Гипотезу можно считать доказанной только тогда, когда достигнут хотя бы один из следующих результатов:

1) появилась возможность непосредственно наблюдать причину явления;

2) установлено, что следствие, вытекающее из гипотезы, подтверждается экспериментально;

3) показано, что содержание гипотезы выводится с помощью дедукции из достоверных посылок.

В заключение отметим, что все сказанное выше очень напоминает ситуацию с… механиком Петренко и непокорным динамометрическим ключом! А именно — в части проблематичности овладения навыком в отсутствие специальной методики, мотивации и поддержки. Недостаточно один раз прочитать данный материал, чтобы стать асом в деле выявления причинно-следственных связей. Да и особое рвение к систематическому использованию предложенного инструментария само собой ни у кого не возникнет. Однако мы-то теперь понимаем, что причина проблем механика Петренко в том, что ему не создали условий для поэтапного овладения незнакомым устройством в спокойной обстановке, не контролируют ход этого процесса и не мотивируют его должным образом. Создадим же необходимые условия сами для себя!

Особое рвение к систематическому использованию предложенного инструментария само собой не возникнет.

Возьмите за правило обращаться к этому материалу в тех случаях, когда возникает потребность выяснить причину своей проблемы или же напротив — успеха конкурентов. Тренируйтесь сначала на простых задачах — даже если решение очевидно, перепроверяйте себя с помощью предложенных таблиц и методов — вас могут ждать сюрпризы на этом пути. Что же касается мотивации, то успех предприятия должен стать достаточной наградой за освоение знаний, изложенных в этой одной, пускай и весьма внушительного объема, статье. И пусть применение этих знаний станет причиной ваших будущих успехов.